• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:59 

нашлось в заметках
от 12.05.14

Весенние ночи очень неоднозначно влияют на настроение и самочувствие. С одной стороны, весна делает свое дело: вдыхает жизнь буквально во всё, даже в то, что, казалось, успело прогнить за предыдущие два сезона и промёрзнуть до самых корней; с другой же – наводит тоску и заставляет хандрить, потому что всё-таки каждый понимает, что этот прилив сил продлится буквально с пару недель, а дальше начнется беспросветное – скука или жопа.

И проводишь сутки читая блоги путешественников, выбирая дом на колесах на какое-то непонятное и наверно чужое будущее, изучая сообщение поездов в этой прекрасной Европе, вместо не ненавистных, но – в сравнении – глупых дел. И какие тут могут быть заботы на уме, когда такое вдохновение, и готов научиться по памяти рисовать карту мира или любой его части – и рвануть, и не возвращаться!

А еще ждешь первой грозы. В конце апреля, когда теплая погода – только намёком. Родной запах мокрого асфальта, шум воды под бесконечными колёсами или ногами, веяние прохлады и уют. Просто знаешь, что летом надежды не оправдаются, и гром зайдет в гости меньше десяти раз.

Я безмерно люблю тонуть в запахах новых мест. Когда выходишь из самолета – автобуса, машины, поезда – и понимаешь, что тебя встречает воздух куда более влажный или более родной или

Глупо было бы говорить, что мне кажется, что наша встреча неизбежна в каждом из вариантов развития настоящего (даже в этом мы встретились не как большинство);

@темы: отрывками

23:36 

Ставлю перед собой большие цели на этот год:
1) изучить хотя бы начальный уровень норвежского/финского/немецкого;
2) найти курсы переводчики с английского годовые и отходить;
3) заниматься йогой регулярно;
4) освоить синтезатор, что не первый год пылится в комнате.
Еще хорошо бы начать читать регулярно, но ни черта не получается...

00:37 

Ten love letters
Clementine von Radics

«первое

разница между тем, чтобы быть любимым и быть выебанным заключается в том, что я не помню, как ощущается первое. моё тело – словно открытая дверь. моё тело – будто открытая ладонь. за меня легко держаться.

найди мне мальчика с сердцем, в котором надежды больше, чем жжённой карамели в солнечный день, и я научу его оказывать мне бессмысленные услуги. всё время, каждую минуту желая, чтоб он вскрыл меня, ребро за ребром, чтобы увидеть, как работает мой механизм. как я кровоточу.

второе

горькая правда: наш последний поцелуй ты охарактеризовал как жевание колючки - и это сохраняется в моей памяти даже спустя многих после тебя

третье

милая, иногда любовь нагрянет внезапно, как пожар в лесу. тогда будь смелее, чем была я. просто уходи. бери только то, что сможешь унести. никаких слёз, никаких задних мыслей. твои руки - трухлявые ветки, любая искра убьет тебя.

сядь в машину. возьми воду и карту. избегай заправок. не смотри на танцующие в зеркале заднего вида искры. езжай в новые города, забирайся на крыши и танцуй медленные танцы с самыми слабыми воспоминаниями. каждым пыльным и написанным в отчаянии письмом оклей стены.

найди безумного незнакомца
вожги свои истории ему в кожу и забудь о том, что ты когда-то знала его имя. просто пообещай, что не будешь думать о тлеющих углях или дыме.
даже с пеплом в волосах. даже с копотью в лёгких.

четвёртое

одиннадцать вечера, и я в ресторане, выпившая три пива. поверь, сама удивлена
порой я оживаю. я пью по тебе два дня. в последнее время ты напоминаешь мне дикое существо, жрущее свои же ноги. но ты уже свободен, и я не знаю, что еще сделать, кроме того, что очертить резкую линию твоей челюсти и попытаться не пустить по ней пламя. правда: трудно любить кого-то кто любит кого-то другого. я даже не знаю как превратить это в поэзию

пятое

мне пятнадцать, и он мой первый. ему восемнадцать, он под два метра ростом и его ладони размером с толстую тетрадь. он говорит, что ему есть чему меня поучить. он тонет в своей печали. тонущие люди часто верят, что если они зацепятся за кого-то, они спасут себя, но это только ускорит процесс.

мне семнадцать, и она моя первая. единственное, что мы делаем чаще, чем ссоримся, это трахаемся. я рассказываю ей о руках того мальчика, и она пытается растянуть пальцы так широко, чтобы имитировать их. я говорю: «прекрати», я говорю: «я люблю тебя какая ты есть»

мне девятнадцать в первой из многих комнат, заваленных книгами, с матрасом в углу. эти комнаты принадлежат мальчикам с небритыми лицами и нежными сердцами. такие мальчики подобны дюжине десятицентовых монет, но я еще не знаю об этом, потому что сегодня я с первым из таких. он даёт мне пиво. он говорит, что думает, что я умная. он приказывает мне снять одежду.

мне двадцать, и я влюблена в того, кто постоянно врёт. я говорю: «прекрати», но он не прекращает. наказание за ложь - я становлюсь жестокой. наказание за жестокость - остаться одной

мне двадцать, и это не секс, потому что я не говорю «да». я говорю: «хватит», но он не прекращает. мне двадцать, и я плачу, потому что мой друг Аарон хочет поцеловать меня, и я знаю, что если это сделает, я по-прежнему буду ощущать вкус предательства.

шестое

так я тебя не бросила:

несмотря на то, что я знала, каково это, любить человека с сердцем, как острие ножа, я вытащила точильный камень

я просила тебя покориться, быть таким маленьким, чтобы обернуть мой кулак, я хотела быть уверенной, что ты никогда не уйдешь

я знала, что был кто-то еще, но я начала обыскивать твои карманы, чтобы доказать себе же свою неправоту

я запустила винный бокал через кухню, как бейсбольный мяч, мы оба стояли и смотрели на битое стекло, доказывающее, что хорошие люди могут делать ужасные вещи

я говорила «люблю», когда имела в виду нечто гораздо более определенное: «пожалуйста не уходи, мне страшно спать одной».

седьмое

я думала, что уйти от тебя будет просто, - стоит только выйти из двери. но я всё была прижата к ней, ногами оборачивая твою талию. кажется будто мои губы нуждаются в тебе, как лёгкие нуждаются в воздухе; кажется, будто они были для этого созданы.

вот я сижу на работе, думая о том, как ты нарезаешь овощи на моей кухне. твои волосы в моем душевом сливе. твои пальцы, пробегающие по моей спине утром, когда мы слушаем muddy waters. не знаю, почему я так надеюсь на кого-то, кто никогда не назовёт меня своим домом, но ты говоришь о стихах так, как марксисты говорят о революции, и это заставляет меня пресечь любые попытки. утром, в душевом сливе, в музыке, я ищу причины, чтобы любить тебя. я ищу доказательств, что ты любишь меня


восьмое

я знаю наверняка: ты пьешь черный кофе и мы боимся друг друга. однажды ты поцеловал мою шею, когда мы были с твоими друзьями, чем сильно смутил меня. однажды ты поцеловал меня в солнечное сплетение, и я зарыдала. я вижу, как нежно ты касаешься вещей, и хочу целовать твоей нос. кратеры твоих ключиц достаточно велики, чтобы вместить мой кулак. ты самое красивое, что мне доводилось видеть за последние месяцы. я не была добра по отношению к последнему, кого я любила, потому я наказала своё сердце (позволив разбить его и истечь ему кровью, затем грубо сшив). трудно писать поэмы, когда я знаю только как выебать тебя. но я всегда пытаюсь. я думаю о некоторых днях. я говорю «прощай». спрашиваешь, почему я никогда не пишу от сердца, потому я пишу это.

девятое

ты рассказывал, что утро – лучшее время, чтобы разбить самому себе сердце. вот я и курю твои любимые сигареты только ради запаха. любопытно, продолжаешь ли ты петь песни beatles, пока делаешь свой кофе. ты рассказывал, что твоя мама пела их тебе, когда ты не мог заснуть, за девятнадцать лет до того, как мы встретились, за двадцать лет до того, как ты вытащил свою одежду из нашего общего гардероба, пока я была на работе. кстати, я ненавижу тебя за то, что ты оставил все фотографии на холодильнике, снимать их было – будто сдирать кожу, касаться ожога. так много ночей проведено за преданием подушкам формы твоего тела, что я клянусь, ничто не сравнится со сном в твоих руках и с твоим дыхание в ушах. по-прежнему приятно знать, что мы спим под одной луной, пускай она и гораздо старше, когда касается меня. мне нравится представлять, что она видела тебя спящим и хочет, чтобы я знала, что ты в порядке.
десятое

знаю, что мы с тобой не то чтобы подходим для поэм и прочей сентиментальной дряни, но я не могу не сказать: даже то, как ты пьешь кофе, сносит мою крышу к чертовой матери».

@темы: вольный перевод без претензий на авторство

21:56 

«я не первый человек, которого ты любишь.
ты не первый человек, смотря на которого я не могу выдавить из себя слова о вечном.
мы оба переживали потери с болью острой, как лезвие ножа. мы оба жили с губами, на которых рубцовой ткани было больше, чем кожи. любовь посетила нас в ночи, не предупреждая. любовь пришла к нам, когда мы перестали и мечтать о ней. должно быть, это – часть чуда.

так мы исцелили себя.
мои поцелуи будут для тебя прощением. ты будешь обнимать меня, будто я живу с надеждой. мы свяжем себе руки и между ними спрессуем общания, как цветы между страницами книги. я буду писать сонеты капелькам пота на твоей коже. я буду писать романы утёсам носа твоего. я составлю словарь из слов, которыми я пробовал описать, каково это, наконец отыскать тебя.

и меня не пугают твои шрамы.

знаю, порой
тебе по-прежнему трудно показать мне
себя во всём твоём треснувшем совершенстве,
но знай, пожалуйста:
в дни, когда ты сияешь бриллиантом ярче, чем солнце,
или ночами, когда ты утыкаешься в мои колени,
твоё тело разбито на тысячи вопросов,
ты самое красивое что мне приходилось когда-либо видеть.
я буду любить тебя, когда ты тиха, словно безветренный день.
я буду любить тебя, когда ты подобна урагану».

(вольный перевод Clementine von Radics, Mouthful of Forevers; без претензий на авторство)

@темы: вольный перевод без претензий на авторство

03:23 

"Руины - не из числа тех мест, куда приходишь, в них оказываешься иногда, не понимая как, и не покинуть их по своей воле, в руинах оказываешься без удовольствия, но и без неприязни, как в тех местах, из которых, сделав усилие, можешь бежать, те места обставлены таинствами, давно знакомыми таинствами. Я прислушиваюсь и слышу голос застывшего в падении мира, под неподвижным бледным небом, излучающим достаточно света, чтобы видеть, чтобы увидеть, - оно застыло тоже. И я слышу, как голос шепчет, что все гибнет, что все рушится, придавленное огромной тяжестью, но откуда тяжесть в моих руинах, и гибнет земля - не выдержать ей бремени, и гибнет придавленный свет, гибнет до самого конца, а конец все не наступает. Да и как может наступить конец моим пустыням, которые не озарял истинный свет, в которых предметы не стоят вертикально, где нет прочного фундамента, где все безжизненно наклонено и вечно рушится, вечно крошится, под небом, не помнящим утра, не надеющимся на ночь. И эти предметы, что это за предметы, откуда они взялись, из чего сделаны? И голос говорит, что здесь ничто не движется, никогда не двигалось, никогда не сдвинется, кроме меня, а я тоже недвижим, когда оказываюсь в руинах, но вижу и видим. Да, мир кончается, несмотря на видимость, это его конец вдохнул в него жизнь, он начался с конца, неужели не ясно? Я тоже кончаюсь, когда я там, в руинах, глаза мои закрываются, страдания прекращаются, и я отхожу, я загибаюсь - живой так не может. И если слушать этот далекий шепот, давно умолкший, но все еще слышимый, обо всем можно узнать больше. Но я не буду слушать пока этот шепот, ибо я не люблю его, боюсь. Но только звучит он не как другие звуки, которые проникают в тебя, когда этого хочешь, и ты их можешь заглушить, уйдя от них или заткнув уши, нет, звук тот начинает шуршать в самой голове, а ты не знаешь, как и почему. Ты слышишь его головой, не ушами, и не остановить его, он замирает сам, когда того пожелает. И потому неважно, прислушиваюсь я к нему или нет, - я буду слышать этот шепот до тех пор, и раскаты грома до меня не донесутся, пока он сам не прекратится."

Ведь обрисовать человека, место, чуть было не сказал: время, но пожалел чьи-то чувства, а затем больше их не вспоминать, это, как бы сказать, не знаю. Не хотеть сказать, не знать, что ты хочешь сказать, быть не в состоянии сказать, что ты думаешь о том, что хочешь сказать, и не прекращать говорить никогда или почти никогда, об этом следует постоянно помнить, даже в пылу сочинения.

Я был не в духе, не в своей тарелке. Она глубокая, моя тарелка, как глубокая канава, и я не часто ее покидаю. Поэтому и упоминаю особо.

Я совершенно не привык, чтобы у меня что-то спрашивали, и поэтому, когда у меня что-то спрашивают, мне требуется время осознать, что же именно. А осознав, я сразу же делаю ошибку. Вместо того, чтобы спокойно обдумать услышанное, услышанное отчетливо, а слышу я отменно, несмотря на свои годы, я безрассудно спешу ответить и отвечаю что попало, боясь, вероятно, чтобы мое молчание не довело собеседника до бешенства. Я боюсь, боюсь всю жизнь, боюсь ударов. Брань, оскорбления, к ним я привык, но к ударам нет. Странно. Мне причиняют боль даже плевки.

Но время от времени. Время от времени. Какой нежностью напоены эти слова, какой жестокостью.

Сэмюэл Беккет «Моллой»

I knew it would soon be the end, so I played the part, you know, the part of — how shall I say, I don’t know.

He who has waited long enough, will wait forever. And there comes the hour when nothing more can happen and nobody more can come and all is ended but the waiting that knows itself in vain.

These things I say, and shall say, if I can, are no longer, or are not yet, or never were, or never will be, or if they were, if they are, if they will be, were not here, are not here, will not be here, but elsewhere.

«Ты помнишь, на те времена пришелся «бенц» с Мариной, и о Марине я больше думал, чем о том, где я нахожусь и что со мной происходит. Два лучших (!-и.п.) момента моей жизни, той жизни, это когда один раз она появилась в том отделении милиции, где я сидел неделю или дней десять. Там был такой внутренний дворик, и я вдруг услышал мяуканье - она во дворик проникла и стала мяукать за решеткой. А второй раз, когда я сидел в сумасшедшем доме и меня вели колоть чем-то через двор в малахае с завязанными рукавами - я увидел только, что она стоит во дворе...»

ГОЛЬ
так товарищи мои какое ваше на это мнение
ЧУРИЛО
пьем до посинения
ГОЛЬ
какие еще будут предложения
ЧУРИЛО
пьем до полного морального разложения


 

00:26 

Невероятно странно читать старые записи! Давно не пишу ничего длиннее пары предложений, пожалуй. А ведь когда-то так мечталось научиться полно излагать мысли, а сейчас так наплевать.
Все прекрасно. Пока. Через пару дней станет стабильно /нормально-никак/.
Я еще не уехала от тебя, но начинаю скучать заранее, эй.
Чуть расстраивает, что мне слов тебе не хватает, такое уж ты волшебное чудо. Самое прелестное.
Удивляет, что мы, кажется, /вместе/ даже больше, чем просто физически.
I'm so in love with you, my dear.

23:48 

сам себе злобный буратино

Кажется, за последние два дня я прочла весь интернет и он мне люто надоел! Тумблер с татуированными девочками и мальчиками, вконтач с несмешными шутками, твиттор c нытьем и бесконечной упоротостью и флаймер с этой курицей:chainsaw::chainsaw::chainsaw:
:fire:

16:48 

Ойлол xD Пошла поесть - съела творог и две конфеты, днем оливье с пирогом, утром торт. . . А вчера тоже шоколад-печенье-торт. Правильное питание и малоуглеводная диета - мое всё, да-да. Хотя теперь я занимаюсь ежедневно и результат есть :3 Удалось-таки за две недели привести себя в порядок перед завтрашним отлетом в Тайландец *__*
Я в течение двух дней посмотрела три первые части Людей Икс, и это внезапно была такая драма, что я наревелась на год вперед 0_0 Теперь с еще большим нетерпением жду пятого фильма *__*
Сегодня улетела сестра. Все-таки она такая клевая :3 Мы были на хоккее и фэйспалмили из-за русского английского с "chiken", "cheesecake chocolate" и "Достоевского street" xD
Хорошо жить на белом свете~

00:37 

Последние несколько дней проходят странно - учебу я или посещаю частично, или пропускаю, а все из-за внезапного обилия больниц и врачей в жизни. Ничего серьезного в принципе - панкреатит и гастрит/язвы. Самое печальное, что все из-за нервов :< Хотя нет, еще печальней тот факт, что нервничаю я не ввиду каких-то там любовных переживаний-страстей, а ввиду учебы. Завтра к гастроэнтерологу.
Бай зе вей, я, конечно, по жизни амеба, но с каждым днем все становится хуже. Кажется, остался лишь один человек ирл, с которым можно поговорить (._.')
Ну и небольшой просвет в этом днище: через пару недель придет ноутбучек, если повезет.

19:00 

Посмотрела "Хорошо быть тихоней". Хороший фильмец, Эмма Уотсон внезапно няшка, ГГ тоже, а Эзра Миллер просто восхитительный ^^ Единственное, на кинопоиске было такое описание, что я ожидала прям треша, угара и содомии, а получила лишь несколько поцелуйчиков и немного упоротых ЛСД хд

23:51 

Форевер в неуверенности

К нам на днях приезжают всякие Джейн Эйр, Слоты, Аматоре, Стигматы... Честно говоря, я вообще удивилась чуть-чуть, что они еще существуют ^^' Но побывать там я б не отказалась, да, пускай слышала около 5% творчества всех их вместе взятых. Одноклассница собирается, но она такая по хардкору, а мне, такой, только на поней любоваться -_-

22:09 

Со мною вот что происходит

Не в первый раз замечаю, что в состоянии полудремы голоса начинают читать в моей голове. Читать тексты, которые я никогда не видела . Читать то, что точно никак не запомнится.
Может, это нормально, но мне некомфортно.

02:34 

Погружаясь и всплывая, следуя зову природы

Оказывается, я уже успела позабыть, какое же необъятное счастье приносит катание на волнах. Когда высматриваешь вдали белехонький "гребешок", находишь комфортное - чтоб и не упасть, и не потерять землю из-под ног - место и прыгаешь на волне, ныряешь в нее, чувствуя себя одной из несчетного количества песчинок, с которым госпожа Волна, посыльная Посейдона, вольна делать все... Когда встаешь и просто можешь дышать, имея пару секунд на осознание произошедшего, потому что послания царя морей песку нужно передавать не медля.

00:59 

Я довольна как слон, а все потому, что сегодня я впервые серьёзно поработала! Ничего сверхъестественного, всего лишь наращивание ресниц, но все же *_* Бесплатно, конечно, но высокооплачиваемый профессионализм придет с бесплатным или дешевым опытом :3
Мой желудок очень явно протестует против пищи, которую я ем :< Это печаль, и надо посидеть несколько дней на гречке, что не так просто, но действенно.
А еще я люблю загорать. Да, чтоб кожа была темнее, чем зимой. Чтоб полоски от купальника были :3

13:15 

Через несколько дней, во вторник, на пляж *_* Ни разу еще этим летом не была. Надеюсь, будет достаточно тепло.
Мой няшнейший купальник, увы и ах, остался дома, поэтому придется брать сЕстрин, но на разок сойдет.
Вдохновляюсь на проведение "вечеров", какие мы проводим тут, дома: чаек, маникюр и наркоманский юмор. Ну и всякие домашние печеньки :3

12:53 

Х)

– Потом он еще говорит: "Я стерва..."
– "...и гей", да?

02:52 

:/

А: "И зачем ты это сделал?"
С: "Чтоб сделать тебе больно"
Б: "Ага"
А: "Спасибо, что дали знать" - грустная улыбка

Disappointment :|

06:39 

Любовь и другие (не)приятности.

Последние пару дней после 3 часов дня сижу дома. Одной тут мне страшновато гулять. И вообще я тут погибаю от любви, ибо вокруг такие красивые мужчины. Даже не азиаты, а все равно красивые **
Еще я хочу новых шмоток! Мне нужна обувь, платешко, шорты, футболка; подводка из не-одежды и палетка с тенями. Насчет последней я в сомнениях насчет палитры: пастельная или не пастельная? Еще нужны аксессуары: сережки и разные ожерелья **
Вчера переделала сестре ресницы на одном глазу. У меня руки однозначно растут не откуда им положено, но получилось неплохо.

05:12 

Ох, а мы только с выставки Жана Поль Готье! Не могу сказать, что понравилось много что, но часть прекрасна. Панк-стиль и корсеты точно!
Приобрету ноутбук и выставлю фоточки **

22:34 

...А причина дисбэнда довольно странна: парни решили, что последний альбом - большее, на что они способны, почему и решили завершить деятельность группы.
Ну, мужчины, теперь я жду от вас лучших новостей.

See you on the other side

главная