Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вольный перевод без претензий на авторство (список заголовков)
02:58 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:11 

andrea gibson

я хочу знать о каждом из тех, кого ты любил.
расскажи, за что ты любил их,
расскажи, за что они любили тебя.

читать дальше

@темы: вольный перевод без претензий на авторство

00:37 

Ten love letters
Clementine von Radics

«первое

разница между тем, чтобы быть любимым и быть выебанным заключается в том, что я не помню, как ощущается первое. моё тело – словно открытая дверь. моё тело – будто открытая ладонь. за меня легко держаться.

найди мне мальчика с сердцем, в котором надежды больше, чем жжённой карамели в солнечный день, и я научу его оказывать мне бессмысленные услуги. всё время, каждую минуту желая, чтоб он вскрыл меня, ребро за ребром, чтобы увидеть, как работает мой механизм. как я кровоточу.

второе

горькая правда: наш последний поцелуй ты охарактеризовал как жевание колючки - и это сохраняется в моей памяти даже спустя многих после тебя

третье

милая, иногда любовь нагрянет внезапно, как пожар в лесу. тогда будь смелее, чем была я. просто уходи. бери только то, что сможешь унести. никаких слёз, никаких задних мыслей. твои руки - трухлявые ветки, любая искра убьет тебя.

сядь в машину. возьми воду и карту. избегай заправок. не смотри на танцующие в зеркале заднего вида искры. езжай в новые города, забирайся на крыши и танцуй медленные танцы с самыми слабыми воспоминаниями. каждым пыльным и написанным в отчаянии письмом оклей стены.

найди безумного незнакомца
вожги свои истории ему в кожу и забудь о том, что ты когда-то знала его имя. просто пообещай, что не будешь думать о тлеющих углях или дыме.
даже с пеплом в волосах. даже с копотью в лёгких.

четвёртое

одиннадцать вечера, и я в ресторане, выпившая три пива. поверь, сама удивлена
порой я оживаю. я пью по тебе два дня. в последнее время ты напоминаешь мне дикое существо, жрущее свои же ноги. но ты уже свободен, и я не знаю, что еще сделать, кроме того, что очертить резкую линию твоей челюсти и попытаться не пустить по ней пламя. правда: трудно любить кого-то кто любит кого-то другого. я даже не знаю как превратить это в поэзию

пятое

мне пятнадцать, и он мой первый. ему восемнадцать, он под два метра ростом и его ладони размером с толстую тетрадь. он говорит, что ему есть чему меня поучить. он тонет в своей печали. тонущие люди часто верят, что если они зацепятся за кого-то, они спасут себя, но это только ускорит процесс.

мне семнадцать, и она моя первая. единственное, что мы делаем чаще, чем ссоримся, это трахаемся. я рассказываю ей о руках того мальчика, и она пытается растянуть пальцы так широко, чтобы имитировать их. я говорю: «прекрати», я говорю: «я люблю тебя какая ты есть»

мне девятнадцать в первой из многих комнат, заваленных книгами, с матрасом в углу. эти комнаты принадлежат мальчикам с небритыми лицами и нежными сердцами. такие мальчики подобны дюжине десятицентовых монет, но я еще не знаю об этом, потому что сегодня я с первым из таких. он даёт мне пиво. он говорит, что думает, что я умная. он приказывает мне снять одежду.

мне двадцать, и я влюблена в того, кто постоянно врёт. я говорю: «прекрати», но он не прекращает. наказание за ложь - я становлюсь жестокой. наказание за жестокость - остаться одной

мне двадцать, и это не секс, потому что я не говорю «да». я говорю: «хватит», но он не прекращает. мне двадцать, и я плачу, потому что мой друг Аарон хочет поцеловать меня, и я знаю, что если это сделает, я по-прежнему буду ощущать вкус предательства.

шестое

так я тебя не бросила:

несмотря на то, что я знала, каково это, любить человека с сердцем, как острие ножа, я вытащила точильный камень

я просила тебя покориться, быть таким маленьким, чтобы обернуть мой кулак, я хотела быть уверенной, что ты никогда не уйдешь

я знала, что был кто-то еще, но я начала обыскивать твои карманы, чтобы доказать себе же свою неправоту

я запустила винный бокал через кухню, как бейсбольный мяч, мы оба стояли и смотрели на битое стекло, доказывающее, что хорошие люди могут делать ужасные вещи

я говорила «люблю», когда имела в виду нечто гораздо более определенное: «пожалуйста не уходи, мне страшно спать одной».

седьмое

я думала, что уйти от тебя будет просто, - стоит только выйти из двери. но я всё была прижата к ней, ногами оборачивая твою талию. кажется будто мои губы нуждаются в тебе, как лёгкие нуждаются в воздухе; кажется, будто они были для этого созданы.

вот я сижу на работе, думая о том, как ты нарезаешь овощи на моей кухне. твои волосы в моем душевом сливе. твои пальцы, пробегающие по моей спине утром, когда мы слушаем muddy waters. не знаю, почему я так надеюсь на кого-то, кто никогда не назовёт меня своим домом, но ты говоришь о стихах так, как марксисты говорят о революции, и это заставляет меня пресечь любые попытки. утром, в душевом сливе, в музыке, я ищу причины, чтобы любить тебя. я ищу доказательств, что ты любишь меня


восьмое

я знаю наверняка: ты пьешь черный кофе и мы боимся друг друга. однажды ты поцеловал мою шею, когда мы были с твоими друзьями, чем сильно смутил меня. однажды ты поцеловал меня в солнечное сплетение, и я зарыдала. я вижу, как нежно ты касаешься вещей, и хочу целовать твоей нос. кратеры твоих ключиц достаточно велики, чтобы вместить мой кулак. ты самое красивое, что мне доводилось видеть за последние месяцы. я не была добра по отношению к последнему, кого я любила, потому я наказала своё сердце (позволив разбить его и истечь ему кровью, затем грубо сшив). трудно писать поэмы, когда я знаю только как выебать тебя. но я всегда пытаюсь. я думаю о некоторых днях. я говорю «прощай». спрашиваешь, почему я никогда не пишу от сердца, потому я пишу это.

девятое

ты рассказывал, что утро – лучшее время, чтобы разбить самому себе сердце. вот я и курю твои любимые сигареты только ради запаха. любопытно, продолжаешь ли ты петь песни beatles, пока делаешь свой кофе. ты рассказывал, что твоя мама пела их тебе, когда ты не мог заснуть, за девятнадцать лет до того, как мы встретились, за двадцать лет до того, как ты вытащил свою одежду из нашего общего гардероба, пока я была на работе. кстати, я ненавижу тебя за то, что ты оставил все фотографии на холодильнике, снимать их было – будто сдирать кожу, касаться ожога. так много ночей проведено за преданием подушкам формы твоего тела, что я клянусь, ничто не сравнится со сном в твоих руках и с твоим дыхание в ушах. по-прежнему приятно знать, что мы спим под одной луной, пускай она и гораздо старше, когда касается меня. мне нравится представлять, что она видела тебя спящим и хочет, чтобы я знала, что ты в порядке.
десятое

знаю, что мы с тобой не то чтобы подходим для поэм и прочей сентиментальной дряни, но я не могу не сказать: даже то, как ты пьешь кофе, сносит мою крышу к чертовой матери».

@темы: вольный перевод без претензий на авторство

21:56 

«я не первый человек, которого ты любишь.
ты не первый человек, смотря на которого я не могу выдавить из себя слова о вечном.
мы оба переживали потери с болью острой, как лезвие ножа. мы оба жили с губами, на которых рубцовой ткани было больше, чем кожи. любовь посетила нас в ночи, не предупреждая. любовь пришла к нам, когда мы перестали и мечтать о ней. должно быть, это – часть чуда.

так мы исцелили себя.
мои поцелуи будут для тебя прощением. ты будешь обнимать меня, будто я живу с надеждой. мы свяжем себе руки и между ними спрессуем общания, как цветы между страницами книги. я буду писать сонеты капелькам пота на твоей коже. я буду писать романы утёсам носа твоего. я составлю словарь из слов, которыми я пробовал описать, каково это, наконец отыскать тебя.

и меня не пугают твои шрамы.

знаю, порой
тебе по-прежнему трудно показать мне
себя во всём твоём треснувшем совершенстве,
но знай, пожалуйста:
в дни, когда ты сияешь бриллиантом ярче, чем солнце,
или ночами, когда ты утыкаешься в мои колени,
твоё тело разбито на тысячи вопросов,
ты самое красивое что мне приходилось когда-либо видеть.
я буду любить тебя, когда ты тиха, словно безветренный день.
я буду любить тебя, когда ты подобна урагану».

(вольный перевод Clementine von Radics, Mouthful of Forevers; без претензий на авторство)

@темы: вольный перевод без претензий на авторство

See you on the other side

главная